Зимние забавы

А как было раньше? Ещё до этих ваших интернетов — зима была также уныла, но развлекать себя приходилось совершенно безумными способами. И чем старше мы становились, тем более скучные развлечения себе придумывали.

Самая лучшее зимняя время — это первый снег. Он липкий и грязный, его много и можно строить творить различные убийственные штуки. В основном у нас была старая забава — пацаны против девчонок. Каждый строил свои укрепления, а потом мы набегали, ломали все девчачьи постройки, разбивали пару-тройку носов и на этом лучшее зимнее время заканчивалось. Самый страшный момент этого времени — кидание снежками. Снежки лепились под прессом детских рук, полировались варежками до стеклянного блеска и по факту и сути были просто кусками льда. Трудозатратно, но эффективно.

Когда снег становился сыпучим, то мы расчехляли санки. Милое детское увлечение мы тоже доводили до идеала. У нас была лошпетская горка у дома и ещё десяток горок побольше. Но круче всего была горка на гаражах. Уклон у неё был выдающийся. Настолько выдающийся, что даже летом с этой горки съезжали только смельчаки, а подниматься на моей памяти так никто и не смог. Особый цимес был в том, что в конце этой горы была обычная городская дорога и у ездока на санках был выбор — либо лететь на дорогу и пытаться проехать по ней, либо тормозить головой о сугроб или заваливаться на бок. Конечно мы хотели вылететь на дорогу, но местные дорожные службы также бдили. При малейшем намёке на гололёд старый ЗИЛок просто раскидывал гравий по дороге. Проехать через этот гравийный заслон на санках было не реально, даже на хорошей скорости.

В злющие морозы мы ходили друг к другу. Помню, как ко мне приноровился ходить один чурёнок со второго этажа. Я не знаю, сколько их жило в трёхкомнатной квартире, но по ощущениям — очень много. Детей у них было много, но особо выделялись твое. Пацан, который большую часть времени бегал с нами, имени даже не вспомню, был самым смышлёным и по-русски особо не говорил. Имел он гнилые от рождения зубы, азартный нрав и в общем и целом разделял наши нехитрые интересы — покуривал за домом, пивком не гнушался и девкам пинки раздавал. И это при том, что был лет на пять младше нас.

Другой чурёнок был младше нашего верного чёрного пажа. И был глухонемым. Абсолютно. Зато у него была угарная мимика, а ещё мы учили его различным жестам. Быстро схватывал малец и таскался всё время с братом, если мамка отпускала.

Третий брат был нас старше. В школе не учился, но в свои шестнадцать был волосат, ездил каждую неделю на новых (других) жигулях, курил парламент и стригся «по-модельному». Девки вокруг него так и вились. Это те, да, которым мы носы ледяными снежками разбивали, начали они взрослеть. В отличие от нас. А этот волосатый был знатным женихом, несколькими палатками на местном рынке руководил в свои шестнадцать, командовал русскими продавщицами и был очень важным по местным меркам.

Что-то мы отвлеклись от первого, «среднего», брата. В морозы он повадился ходить ко мне и играть во всё, что только мы могли играть. Играли мы в подъезде. Начали с карт и шашек, а потом пошли по фишкам различным модным в то время и даже на шахматы замахнулись. Причём, когда этот азартный чурёнок проиграл всё, чем играл, включая шахматы (по одной фигуре за раз проигрывал), стал он таскать из дома различную дичь — от сигарет и до часов. В какой-то момент я отдал ему всё «награбленное» и понял, что играть с азартными чурёнками не стоит. Играть они не умеют, но фанатичны и азартны до усрачки, даже не интересно.

Потом мы выросли и мигрировали в подъезд на постоянной основе. Пожалуй, это самый скучный зимний период жизни. Максимум, на что нас хватало — это выбираться на выходные в промзону на каток. И после него — в первый подъезд на подоконник. И так всю зиму. И даже не одну зиму. И, наверное, каждый из нас немного скучал по разбитым ледяными снежками носам и чурёнку, который любил играть во всё, что играется..

Другие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *