Война в прямом эфире

Мы живём в удивительное время — время прямого эфира. Каждый араб с камерой — уже и режиссёр, и оператор, и ведущий. Каждый день сотни гигабайт видео с самых горячих мест планеты прямо на телезрителя. Разве это плохо?

Показывая «как есть» становится понятно, что человечество в общем-то не изменилось. Как расстреливали людей тысячами ещё пятьдесят лет назад, так и продолжают расстреливать. Просто сейчас это всё снимается, фиксируется и публикуется сразу, а не лежит в архивах и не переигрывается в зависимости от ситуации. Каждый второй зритель является критиком и безошибочно определяет, где постановка химической атаки, а где действительно люди корчатся от боли и умирают.

Каждый может занять чью-либо сторону конфликта и болеть яростней и искренней, чем во время просмотра футбола. Правда, местами возникает сомнение. ИГИЛ (запрещённая в России организация, ога), говорят, мучает местных жителей в Мосуле. Иран освобождает несколько кварталов и мучает тех же жителей снова. Потом этот квартал отбивает ИГИЛ и снова мучает тех, кто остался. И так каждый день. А человек, которого пытали и оставили в живых, имеет выбор примкнуть уже к одной из сторон. По крайней мере его сразу убьют, а не будут кожу с головы снимать.

Всё смешалось в прямом эфире. США бомбит сирийскую армию, а в это время ИГИЛ режет головы курдам, которые воюют с турками и поддерживаются нами, в то же время и турки нам братья снова, но и они местами тоже кого-нибудь убивают. Ну что за время! Санта-Барбара, а не война. Ну и мы тоже летаем и поливаем бородачей на дальних подступах:

Первый опыт войны в прямом эфире у нашего зрителя был во время «Пятидневной войны». Это была просто информационная бомба — в прямом интернет-эфире мы видели фото и видео от очевидцев, стрельбу, кровь и трупы ещё в конвульсиях. Болели за наших и против чужих, ждали новых материалов и пересматривали их до дыр. Это была военная революция — никто больше не скрывался, публикации поощрялись, зритель становился чуть ли не участником.

С тех пор мы видели революцию в прямом эфире, погромы и бомбёжки городов, которые ещё день назад жили обычной мирной жизнью. А немного времени спустя полностью, с головой, ушли в Сирию. Там и до этого было всё доступно, но гораздо интересней смотреть на нашу работу и слышать русский мат в эфире. Мол мы здесь, мы не отстаём, у нас тоже есть цифровые технологии и убивать мы умеем!

Это тот случай, когда мы уже снова привыкли к войне и не ощущаем ничего, кроме интереса и некого переживания за дальнейший сюжет. Людей не жалко, люди попали в медийной пространство и растворились в нём полностью.

Животных жалко, а людей — нет..

Другие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *