Профилакторий

Профилакторий «Дружба» не баловал сервисом и был местом сугубо местечковым. Я «отдыхал» там раза три или четыре, причём в разных возрастах и всегда одинаково. Для того, чтобы попасть в профилакторий требовалось пройти неплохой такой квест.

Помимо стандартных анализов и направления врача, были ещё менее приятные процедуры интимного характера, что, безусловно, подкосило психическое состояние многих жаждущих попасть в профилакторий.

Но вот была получена заветная путёвка и впереди были три недели безудержного лечения. Прямо на входе гостей (или пациентов?) принимали в добрые и нежные руки людей в белых халатах. Из медицинской книжки заполняли карту гостя и отправляли в нумера. Карта гостя, кстати сказать, постоянно была одного вида — газетный печатный листок формата А4, сложенный пополам. Редко эта карта доживала до конца лечебного сезона и обычно представляла собой рваную портянку уже через пару-тройку дней активного лечения.

Нумера были стандартные — четыре койки, четыре тумбочки и санузел без принадлежностей. Также из нумера можно было попасть на грязный открытый балкон, а с балкона — в соседний нумер и так далее.

Соседи по нумеру были разные каждый заезд, но всегда находились общие увлечения. Как правило, это — алкоголь, сигареты и девчонки из соседнего нумера. В общем, лечебный фон был всегда приятным и располагал к отдыху.

Процедуры — главная вещь в профилактории. Обычно каждому назначали свой пул заветных кабинетов, но были и общие процедуры для большинства. Одна из таких процедур — электрофорез. На эту процедуру очередь была всегда и занимала весь коридор. Первыми к кабинету уже с шести утра подтягивались неспящие пенсионеры. Очередь была для них своеобразной социальной сетью, а для нас это было настоящим мучением. Стоять по два часа, чтобы десять минут в тебя разряжали розетку — сомнительное удовольствие. Но лечение есть лечение, поэтому никак иначе. Электрофорез — была самой долгой и идиотской процедурой.

Ещё одна электрическая процедура — «ёж». По крайней мере мы это называли именно так. Не сомневаюсь, что эта процедура имеет более научной название, но какая разница. Проходили этого «ежа» компанией человек в десять. Все усаживалось вокруг металлического шара с иголками и терпеливо слушали десятиминутное жужжание. В чём был смысл этой процедуры — до сих пор не знаю, но выглядело это как колдовство.

Водные процедуры — отдельная тема. Вся водная часть располагалась в подвале и даже в самые жаркие дни там было около нуля. Это я, конечно, утрирую, но ощущения у меня были именно такими. Первая «неприятность» — это душ Шарко. Нас смеясь «расстреливали» водными холодными струями, а мы безнадёжно пытались от них уворачиваться. Душ Шарко — это, сука, больно! Но это не сама неприятная вещь в царстве водных процедур. Самая жесть — «водный стул». Металлические трубы, изогнутые в форму стула, из которых во все стороны херачит всё та же ледяная вода под давлением. В отличие от душа Шарко — от этого невозможно укрыться в принципе. Радовало, что пытка водными иглами была недолгой, но не удивлюсь, если узнаю, что на этом стуле кто-нибудь кончился.

Самая безболезненная и приятная водная процедура — бассейн. Но и в этом случае профилакторий знал, чем удивить. Бассейн представлял собой лягушатник в виде куба, примерно 3*3*3. Нас запускали туда человек по десять и мы развлекались, как могли. Более слабых топили, когда наблюдающие отворачивались или отходили — прыгали с бортика на головы ещё плавающих. Через пару дней кто-то притаскивал маску или очки с монеткой и начиналась игра в водолаза. Достать монету было не просто — постоянно кто-то стучал по хребту ногами или руками, на юного водолаза обязательно кто-нибудь хотел встать и глотнуть немного воздуха.

Последней процедурой дня были травки и витаминки. Нам наливали по два-три стакана различных травяных заварок и давали по две аскорбинки. Ромашку пить было приятно, а вот какие-то почечные сборы — фу. Но пили, давились и когда никто не видел, выливали эту отраву в ближайшую цветочную кадку.

Развлечения между процедурами были простыми. В основном все собирались под лестницей и играли в настольный теннис. Точнее, играли самые сильные, наглые и умеющие, остальные просто смотрели. В остальном же, старались организовывать досуг в нумерах. Лично мы играли в карты и бегали курить на балкон. иногда лазили в соседние нумера или бесцельно шлялись по коридорам. Так продолжалось до наступления тихого часа.

Тихий час — самая отвратительная вещь в профилактории. Из нумеров выходить было запрещено, курить на балконе — тоже, не говоря уже о походах к соседям через перила. Для целей контроля на улице дежурил один из сотрудников профилактория, который громким матом загонял всех обратно в нумера с балкона. Самое странное, что даже в нумерах запрещалось громко разговаривать. Если из коридора кто-то слышал шум в нумере, то дверь тут же распахивалась и начиналась долгая заунывная речь о предназначении тихого часа. Карты тоже были под запретом, поэтому мы играли на дальней кровати у стены, чтобы в случае непредвиденного вторжения успеть накинуть покрывало на наш карточный стол.

Столовая была спорным местом. У каждого была своя диета и в большинстве случаев она была невкусная. Овощи на пару, котлеты на пару, всё это без соли и перца — как такое можно есть вообще?! Но мы ели это не долго. Быстро просекали самую вкусную диету на сегодняшний день и быстро поглощали калории, чтобы нас не спалили.

Самое обидное, что местных в профилактории не оставляли на ночь. А ведь ночью и начинался самый настоящий праздник! Мне так и не довелось ощутить все прелести ночного профилактория, о чём до сих пор жалею. В целом же, в профилактории было прикольно, хотя и бессмысленно..

Другие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *