Качель

Выше нашего дома располагался немецкий барак. Он тоже назывался домом, но только номинально, хотя люди там жили. Впрочем, интересен был не сам дом, а качели у этого дома. Старые, скрипучие, ободранные, но крепкие, как нервы камикадзе. Туда мы часто ходили. Известно зачем.

Читать далее

Унижение

Я не люблю унижать людей. Это мерзко, подло и вообще. Нет ничего хуже, чем униженный человек. И где найти тонкую грань, между рабочим информированием субъекта и унижением — я не знаю. Сначала ты объясняешь человеку так, как привык это формулировать у себя в голове, потом избитыми фразами и в конечном итоге скатываешься к банальной нецензурщине, надеясь, что может хоть так дойдёт.

Читать далее

Ваня

Помню, как нам очень сильно захотелось выпить. До этого было шампанское, которое выиграл ты, взяв мой лотерейный билет в баре, а вот теперь нам очень-очень захотелось непременно Guinness. И пока все высыпали в курилку «Метро», мы побежали искать «тёмное счастье». Через овраг, по грязи и глине, мы шли в заветный ларёк.

Читать далее

Подруги

Мы с собакой только переехали, а уже начали придумывать себе новые правила жизни. Мы старались разговаривать обо всём, гулять новыми маршрутами и выбирать на вечер новый хороший фильм. Всё это было, как и до этого, но немного иначе. Самое неприятное в любом переезде — это знакомство с соседями. Не сказать, что мы плохие соседи, но нет-нет а столкнёшься с кем-нибудь на площадке или в лифте.

Читать далее

Тараканы

Весной в моём доме появились тараканы. Они ползли от соседей, а ещё были в наших головах и жизнях. С паразитами нужно бороться и я делал это, как умел. По всем фронтам. Для начала испробовал проверенные годами методы — прозрачный гель от тараканов по плинтусам и в местах миграции, а ещё аэрозоль для быстрого эффекта.

Читать далее

Отщепенец

В нашем довольно большом кружке японского фехтования отщепенцем быть было довольно легко, но не долго. Уже на втором или третьем занятии Женькина так сказала: «Чё ты как отщепенец?! Давай вместе лупасить друг друга?». Вот я и повёлся. Хотя был уже состоявшимся мизантропом и пессимистом.

Читать далее

Учительница не первая моя

Пятый класс — это совершенно другая реальность. Главное в новом качестве «среднеклассника» — быть во многих местах одновременно. За десять переменных минут нужно успеть переместить своё юное тело из одного кабинета в другой и не всегда это удавалось вовремя. Это позже все временные рамки сдвигаются под тяжестью обстоятельств и потребностей в виде курения за углом или срочного разговора за школой.

Читать далее