Качель

Выше нашего дома располагался немецкий барак. Он тоже назывался домом, но только номинально, хотя люди там жили. Впрочем, интересен был не сам дом, а качели у этого дома. Старые, скрипучие, ободранные, но крепкие, как нервы камикадзе. Туда мы часто ходили. Известно зачем.

Разгоняли матерком молодёжь, рассаживались вокруг и рассказывали друг другу чертовски неправдоподобные истории, которые случились с нами всего лишь за этот день. Непременно находился кто-нибудь смелый, вставал на эти качели и в два приседания уже крутил фигуру «солнышко». Качели скрипели, страшно качались, но держались. И так день за днём, никому не надоедало. Случались, конечно, фейлы, когда ты, очередной отважный и слабоумный, летел с этой качели лицом в заботливо рассыпанный возле качели щебень. И было даже не больно. Твоё лицо, в ссадинах и синяках, небрежно обливали водой из бутылки и — как новенький.

В старой заброшенной парковой зоне тоже были качели. Но уже большие, в виде лодочек. Металлические, такие же скрипучие и ободранные. На них уже было не столько весело, сколько страшно. Первое «солнышко» мы оформили на них с братом после банки пива. Были и трезвые подходы, но они также заканчивались лицом в щебне. У нас вообще любили щедро рассыпать щебень у качелей. А может этот щебень остался от зимней посыпки заснеженных улиц?

Была ещё тарзанка в лесу. Она была очень грозная. Над самым обрывом. Вместо «солнышка» нужно было достать ногой до веток дерева внизу, сразу засчитывалось десять баллов безумства и можно было объективно называть себя отморозком.

Кстати, качели я начал уважать ещё в далёком детстве. Уважение к этой страшной металлической конструкции пришло вместе с криком моего тёзки, который ещё не умел орать матом, но орал очень сильно. Парнишка был из соседней группы и играл на соседней площадке. Он и стал первой известной мне жертвой качели. В вираже он оттопырил руку, которая и попала между подвижными частями металлической конструкции. Так я впервые увидел отрытый перелом конечности вместе с неестественно светлой кровью. Парнишку залатали и уже через пару недель он снова делал пике на этих качелях.

Сейчас тоже есть качели. Они уже не металлические, а композитные — социальные. Смазанные, чистые, брендовые. И ты даже «солнышко» на них исполнять не хочешь, а получается само. И снова лицом в щебень, который всё также заботливо рассыпан возле качели. Только теперь уже больно. И лицо тебе никто из бутылки не обольёт. Только если плюнут..

Другие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *