Закурив натощак

Во время совсем раннего студенчества, я снимал комнату у одной бабули. Бабуля была приветливая, добрая, хотя и со своими заскоками. Например, одним из самых главных условий проживание было возвращение домой не позднее 9 вечера. И искала она для проживания только мальчиков, что интересно. Как она сама потом признавалась, мальчики чистоплотней, тише и ночевать не страшно. В общем, нормальная бабуля.

Комната была шикарной, надо признать. Сталинка, с высоченными потолками. В комнате без труда разместились две кровати — двухспальная и полуторка, большой письменный стол, советская монструозная стенка, неработающий холодильник, неработающий телевизор на тумбе и три стула. При всём этом мебельном обилии я ещё мог и бегать по кругу, чем и занимался по субботам.

Поначалу я стеснялся и бегал курить на улицу, но мне это быстро надоело. Первый раз открыв форточку, меня чуть было не высосало на улицу. Такой вытяжки я больше нигде не видел. Вскоре высокий подоконник стал моим постоянным местом обитания. Курил я много и душевно, но в комнате, как я могу предположить, не было ни единого намёка на запах дыма. Да и бабуля не знала о моих табачным пристрастиях, а может и просто тактично молчала.

Чтобы не быть уличенным в курении, в общее мусорное ведро пачки я не выбрасывал. Когда очередная пачка заканчивалась на улице, на улице же и оставалась. Старался выносить пустые пачки и выкидывать в урну у дома, но чаще всего забывал. Тогда мне на помощь пришел шкаф. За всё время проживания я едва ли заполнил его на десятую часть. все мои пожитки помещались в две сумки, одна из которых была с ноутбуком. выделив отдельную секцию шкафа, в левом нижнем углу, я стал складировать пустые сигаретные пачки туда. Аккуратно, день за днём, ровными стопками.

А на подоконнике была целая жизнь. Слева от окна были видны практически вплотную окна общаги, прямо стояла новостройка, а по правую сторону две таких же сталинки. Общага, как я понимаю, была заселена иностранцами. Китайцы громко разговаривали на балках, ежились от холода и быстро курили. Да, курить им было тяжко. У меня из форточки торчала одна голова, а остальное тело было в тепле, а снизу ещё и жарила батарея, которая не перекрывала с времён постройки этого дома.

В новостройке на последнем мансардном этаже был выход на открытую лоджию. Там тоже жил клинический курильщик. Окна в пол — это не форточка, поэтому человек выбегал курить прямо на улицу. Зачастую мы курили с ним синхронно, каждые 40 минут — я высовывал голову в форточку, он выбегал в тапках на лоджию. Так и курили, он, я и громкие китайцы.

Ночью сюрреалистичность картины добавлял один из домов справа. Точнее, окно одной из квартир. Свет уличных фонарей погас в этом околотке в прошлом столетии, а вечерние окна не справлялись с освещением всего уличного пространства. Кроме одного окна. Ярко-красные шторы на окне этой квартире рассеивали свет ровно на весь двор от чего он становился свекольного цвета. Обалденная картина была, фантастическое уродство.

Прожив у бабули около года, пришло время съезжать. Бабуля и квартира хоть и были хороши, но нашелся вариант немного дешевле, удобней и веселей. Оказалось, что за этот год вещей у меня прилично прибавилось. Теперь основную массу составляли книги и распечатки. Уходя, я также не забыл и про мой склад сигаретных пачек. Они поместились в два здоровых желтых пакета, специально купленных у перехода. Пожалуй, даже как-то жалко было всё это дело выбрасывать, но перемены, мать их..

Другие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *