Постановка на первоначальный воинский учет

Постановка на первоначальный воинский учет — ожидаемая всеми мальчиками процедура первой военной инициации и знакомство с бытом и нравом военкомата. И меня не миновала процедура постановки на воинский учёт, хотя с частью военного быта я был уже знаком.

Обычно первый раз в военкомат молодые люди попадают в 16 лет. Выдаётся освобождение от занятий и весь мужской состав класса вместо школы плетётся в военкомах, где их уже встречает толпа таких же молодых балбесов. Я не попал в военкомат со своим классом, потому что благополучно лежал в это время в больнице и чисто физически не мог присутствовать на этом весёлом мероприятии. Поэтому меня вызвали отдельно и я остался без компанейской поддержки, благодаря чему, пожалуй, запомнил гораздо больше деталей.

Первоначально нас всех собрала в импровизированном актовом зале в стенах военкомата. Назначенное на 9.00 начало всех мероприятий, как обычно, затянулось из-за опоздавших с деревень автобусов. Это дало нам время оглядеться, немного освоится и сбегать пару раз перекурить прямо на крыльце военкомата.

Когда все были в сборе — двери военкомата закрылись на замок, о чём нас сразу же предупредил тощий лейтенант. Вначале он толкнул пронзительную патриотическую речь о долге, службе и нашем великом будущем и после плавно перешел к описанию процедуры постановки на первоначальный воинский учёт. Нас разделили на несколько команд человек по двадцать. Часть шла сразу на медосмотр к разным специалистам, а наша группа на психологическое тестирование.

Составитель тестов, наверное, человек прямой и недалёкий. Основная масса вопросов в той или иной интерпретации сводилась к двум вещам — хочешь ли ты служить и не собираешься ли повеситься в первый же день службы. Наверное, это было бесполезное нововведение, поскольку после теста наши бумажки сгребли в общую кучу и закинули на шкаф, который располагался в этом же кабинете.

Дальше была медкомиссия, которая проходила намного веселее. Первым делом все поголовно были раздеты до трусов. Естественно, сменная обувь в перечне документов, которые следовало взять с собой в военкомат, указана не была, а поздние февральские заморозки были намного сильнее советской системы отопления. Большинство врачей сидело в свитерах, особо мерзлявые не утруждали себя и кутались в пуховики. Будущие призывники передвигались гуськом от специалиста к специалисту и несмотря на очень быстрый осмотр всё-таки большую часть времени томились в ожидании.

Уже сейчас понимая, что сегодняшняя инициация будет в будущем играть большую роль, некоторые пытались юлить.

— Жалобы есть?

— Покалывает иногда, когда побегаю.

— Да это нормально, дышать правильно нужно… Следующий!..

Многие, как и я, пришли сюда с медицинскими картами. Нужно ли говорить, что эти карты врачи листали без особого энтузиазма и на результаты текущей медкомиссии это никаким образом не влияло. Здоровы в той или иной степени были все поголовно.

Вместе с урологом на медкомиссию пришли два интерна. Точнее, две. Они сидели вряд за столом, посередине сам уролог, по бокам девушки, которые выполняли работу писарей.

— Жалобы есть?.. Подойди… Головку покажи… Развернись, спускай трусы. Нагнись и булки раздвинь. Ёбаныйстыд! Это что за сталактиты у тебя?! Бумагой туалетной пользоваться не учили? Следующий!..

Не знаю, как дамы-интерны, но я бы после увиденного точно два дня не смог кушать. Наверное у парня с жопными сталактитами появилось новое погоняло.

В общем, с шутками и прибаутками дошел до хирурга. Хирургом на медкомиссии был Денис — именно он штопал меня несколько месяцев назад и собирал по кускам лицо.

— Следующий!

— …

— Так… — не посмотрев на меня, он открыл протянутую мной медицинскую книжку и на секунду завис, разглядывая свои каракули, — О, привет!

— Здрасти…

— Как здоровье? Зубы вставил?

— Ага! — оскалился я.

— Молодец! Короче, пишу временную негодность, больше не могу, — раздосадовано буркнул он. Впрочем,эта временная негодность сыграет немалую роль в будущем и создаст гору проблем. Но это будет потом, а пока мне было совершенно фиолетово, какую категорию годности мне дадут.

Последним на очереди был стоматолог.

— Садись… Зубы покажи!

— Ыыыыы,  — оскалился я в предвкушении. С фронта у меня было всё идеально, а вот позади были видны масштабы глобальной реконструкции верхней челюсти.

— Нихрена себе! Дорого?

— Очень…

Заключительный этап первоначальной постановки на воинский учёт — это комиссия, во главе которой сидит военком. Перед тем, как зайти в заветную комнату, необходимо было выучить порядок обращения к комиссии. Толпа детин в трусах внимательно вчитывалась в заветные слова и по очереди отправлялась в кабинет. Очередь дошла и до меня.

Забавно это, стоя в трусах перед людьми в форме, пытаться официально себя представить. Увидев знакомую морду военкома я без задней мысли поздоровался.

— Здрасти, Олег Анатольевич…

— По форме! — прикрикнул военком.

— Ололоев Ололоша Ололоевич, 19.. года рождения, для постановки на первоначальный воинский учёт прибыл!

— Где служить хочешь? — задал философский вопрос какой-то хмырь в форме.

— Так я ж временно не годен, вот там хирург написал, — я решил сразу расставить всё по местам.

— Это ты сегодня не годен, а потом посмотрим, — пообещал военком. И надо признать, на меня у него были планы.

— Тогда не знаю…

— Запиши во флот, — выдал своё решение военком, — Свободен!.. Следующего позови…

Так я и вышел из кабинета почти уже готовым моряком. У дверей молодежь в трусах придумала себе развлечение — спрашивать выходящих, куда их приписали. На самом деле, смысла в этом не было никакого. Тебя могли записать хоть в космические рейнджеры, а служить ты всё равно отправишься в пехоту, ну или наоборот. Скорее это был просто элемент своеобразного подогревания интереса к воинской службе, не более.

На самом деле, первоначальный воинский учёт — это понятная процедура. Именно здесь начинают зарождаться отношения с военкоматом. У кого-то это будет лёгкий флирт, а у кого-то полноценный роман с элементами боевика в стиле бондианы. Именно в этот день нам на папку с личными делами ставили метки — приклеивали различные цветные бумажки. Всего их четыре-пять, в зависимости от военкомата, и цвета по назначению могут отличаться. Желтый — категория годности «Б» (годен с ограничениями), зелёный — категория годности «А» (годен везде и всюду), синий — «А» с хорошим прицепом (спортсмен-разрядник, поступающий в военное училище и т.д.) и красный — уклонист и кретин. Граждане, ну совершенно не годные к службе (тяжелые заболевания, инвалиды) всё равно получали «жёлтую» карточку — мало ли чего, вдруг нога вырастет.

В тот день я получил жёлтую метку, хотя ещё несколько месяцев назад мечтал бы получить синюю. Вот так и начались мои официальные отношения с военкоматом..

Другие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *