Ограбление века

С месяц назад Л.В.Б. рассуждал на тему создания школы для молодых рукожопов. Начал, как водится, издалека: «…в современном мире люди разучились работать руками. Даже кран починить не могу…». И ловко отхерачил кусок металлического профиля болгаркой без защитного кожуха. «А вот что бы если детей учить делать элементарные ремонтные вещи?» — философски задумался он и в это же время сзади упал со стены кусок свежей штукатурки.

В общем, рассуждения Л.В.Б. сводились к тому, что современная школа не даёт тот объём знаний и умений, который можно было бы применить в реальной жизни. По крайней мере у него так было. И много у кого ещё. Ну и правда, что это за дела — уроки труда в виде теории? Херня, а не уроки труда.

Вот у нас уроки труда начинались с самого лёгкого. Первая поделка, как и большинства, была проста и неказиста — это была обычная указка. Потом были кораблики и прочая херь, мало применимая в реальной жизни.

Перейдя в очередную новую школу я сразу попал на урок труда. Оснащение было не в пример другим школам. Да, то же старое оборудование, но всё рабочее и функционирующее. Уроки у нас вели два мужика, педагогические методы которых несколько расходились с общепринятыми. Они без стеснения курили в каморке и с нами общались исключительно на русском матерном наречии. Как показала практика в дальнейшем — это были они из самых доходчивых педагогов, а информация, полученная в матерном виде, закреплялась с первого раза и надолго.

Я не стал рассказывать Л.В.Б. о самых эффективных методах обучения, а задумался о практике. Крутить краны и делать художественный рез болгаркой — это, конечно, хорошо, но кто сказал, что юный изобретатель и рукожоп будет увлечён ремонтом. Кораблики и указки — это интересно, но есть вещи намного более увлекательные и опасные. Особенно, когда для этого есть материалы, инструменты и возможности.

Юношеский опытный ум, выращенный в мире кинонасилия и мечтающий о приключениях, может придумать многое, но строгать указки и кораблики — это удел кретинов и дегенератов. В юной голове бурлят чувства и инженерная мысль. Но поощрять это бывает опасно.

Короче, в один прекрасный момент, на одном из уроков труда, С., попыхтев за станком, явил миру стальную пулю. Весило это отполированное чудо грамм 20-25. Вид имело внушительный и визуально даже соответствовало школьным понятиям аэродинамики. В секунду созрел план по созданию носителя для этого снаряда.

В те далёкие годы мы могли быть спичечными экспертами. Мы знали, где купить по мелкооптовой цене лучшие спички и что с ними дальше делать — с чем мешать, в каких пропорциях и как засыпать. Техника безопасности была на высшем уровне — мы её попросту игнорировали, как ненужный элемент производства.

На тех же уроках труда, пока наши педагоги дымили в форточку, было создано ложе и раздобыты недостающие элементы. Конструкция была высокотехнологична и соответствовала всем экологическим нормам. Сейчас встречаются разные названия, но у нас эта ручная гаубица называлась «самопалом». Всё соответствовало подробным чертежам из учебного фильма «Брат». Получилось практически идентично. Металлическая трубка, прикреплённая к деревянному ложу алюминиевой проволокой, пыж из газетки… Только калибр был более взрослым и картечь заменена пулей.

Полевые испытания показали высокую отдачу орудия и последующий неконтролируемый полёт пуленосителя. Пробивная способность была на уровне трухлявого пенька, а дымовая завеса после выстрела была дополнительным дезориентирующим элементом. В общем и целом мы остались довольны. Мне подобных испытаний хватило и я сосредоточился на изготовлении более красивых и практичных вещей — малых взрывпакетов и эффективных детонаторах. С. и А. пошли дальше и решили взять серьёзный куш.

Кажется, была середина декабря. К делу С. и А. готовились со знанием дела. Самопалы были подготовлены, испытаны и заряжены. Для дела даже была увеличена доля активного вещества — чтобы наверняка. В чёрных шапках-пидорках на американский манер были сделаны дырки, колготки показались не поцанской темой. И, самое главное, был выбран объект.

Для меня уже навсегда останется загадкой, почему С. и А. выбрали в качестве мишени в декабре месяце, на севере, киоск «Мороженое», но он было виднее. В районе 20.00, перед самым закрытием (типа кассу взять, ага), двое заправских грабителей постучались в окошко киоска. Окошко открылось…

— Гони деньги!!! — закричал С., тыча в окошко самопалом.

— Пошел на хуй! — ответила продавщица и захлопнула окошко.

Опешив от такой наглости, С. и А. пришли в смятение. Постучав ещё пару раз в окошко и не дождавшись ответа, грабители встали в сторонке от киоска. После недолгого обсуждения было решено проучить непокладистого продавца.

Бабах!!! — С. выстрелил в дверь киоска и побежал. А. немного потупил и отправился за ним.

Отдышались С. и А. на крыльце школы. Ограбление было сорвано, но впечатления останутся на на всю жизнь. Желая отметить свое первое, пусть и неудачное, дело, А. запустил салют из второго самопала. Я говорил про хорошую подготовку? Так вот, алюминиевая проволока — не лучший крепёж, что и подтвердилось на практике. Снаряд ушел в небо, а металлическая труба в обратном направлении. Пусть А. и был тормозом, но глаза закрыл. Я бы тоже закрыл глаза, стреляя из такой гаубицы. Но А. не закрыл ухо, которое и было располовинено стальной трубой…

На следующий день мы только и делали, что хрюкали от невозможности больше подавать голоса. Глядя на А. и его перебинтованное ухо, снова начиналось цунами дикого ржача. После уроков, чтобы подтвердить показания и соответствие слов о грабеже, мы толпой пошли осматривать киоск «Мороженое». Если вы когда-нибудь увидите в декабре месяце небывалый ажиотаж вокруг киоска «Мороженое» — это не значит, что здесь есть мороженое из натуральных сливок. Просто очередные С. и А. показывают, как было дело.

На двери киоска виднелась хорошая такая вмятина с облупившейся по краям краской. С. и А. в подробностях и на натуре показывали, как действовали в момент грабежа. Для полноты картины мы только что продавщицу киоска не опросили, как-то постеснялись. В итоге С. и А. были даны экспертные советы и пожелания провести тренировку на школьных окнах. Что, кстати, и было осуществлено немного позже…

Пока Л.В.Б. рассуждал о малолетних рукожопах, я вспоминал, чем мы занимались на уроках труда и о последствиях. Зачем учить чему-то людей, если их фантазия и инженерный полёт мысли сам до всего додумается? Были бы лишь инструменты, а остальное приложится. Тем, кто такой ерундой не маялся мы отдавали пустые деревяшки от спичек, это для них придумали мастерить кораблики и указки..

Другие записи

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *