Рояльные забавы

Steinway

Во времена раннего студенчества деловую этику вела у нас директор местной филармонии Марина Николаевна. Хороший был предмет, он шел после анатомии и мы откровенно на нём отдыхали. Помимо хорошего и полезного времяпрепровождения мы также получали от Марины Николаевны хорошие бонусы в виде билетов за символическую сцену на отличные концерты или хороших исполнителей.

Всего за сто рублей можно было получить место в партере и послушать то, о чём многие так воздыхают. Хороший звук разбавлялся стуком проезжающих рядом трамваев, но нам ли жаловаться? Первым посещённым концертом было выступление какого-то европейского саксофониста. В саксофонах мы понимали так себе, но было интересно смотреть на постоянную тусовку, которая смаковала все моменты прибывания в филармонии, начиная от входа и гардероба, и заканчивая светской беседой с артистами после концерта.

Больше всего в этих мероприятиях меня манил рояль Steinway. Возраста он был не юного, но выглядел на всё своё прошлое. Он присутствовал на каждом концерте, стоял посреди зала и даже, можно подумать, скучал. А концертов пианистов всё не было, либо все билеты раскупались мгновенно. Так мы и ходили от саксофона к скрипке и обратно. Но вот и нам спустя пару месяцев улыбнулась удача — выпросили у Марины Николаевны билеты на какого-то юного отечественного пианиста…

Парень лажал, как только мог. За стеной грохотали трамваи, артист насиловал Steinway во все октавы. Изредка на сцену выходила какая-то дама в красном платье и что-то заунывно пела. Народ откровенно разговаривал между собой, не обращая на сцену никакого внимания. В общем, опосла в рояль насрали чудно время провели.

А ведь на Steinway у меня были надежды. Во время обучения в музыкальной школе у нас также был обязательный курс фортепиано. Курс советского фортепиано — это гробы вида «Заря», «Кузбасс» и «Красный октябрь». Руководитель отделения фортепиано привычно била нас по рукам и горестно вздыхала, каждый раз припоминая Steinway. О Steinway мы слышали каждое занятие и нужно ли говорить, что заполнили о нём многое.

Когда начался курс «Деловой этики» как-то Марина Николаевна обмолвилась, что у них есть совершенно замечательный Steinway. За него-то мы и ухватились. Хотелось наконец-то его услышать и понять, о чём мы вздыхали пять лет в музыкальной школе. Но не сложилось.

Когда лавочки с практически халявными билетами в филармонию прикрыли, мы нашли новый новую халяву — сестра Медика работала в суде, где регулярно выдавали бесплатные билеты в художественный театр. Судейские на концерты не ходили и эти билеты до нашего появления выбрасывали, но мы быстро поняли этот неисчерпаемый халявный ресурс и вместо филармонии зачастили в театр.

Но Steinway так мне до сих пор и не открылся. А вдруг вот эти невыносимые звуки, которые мы слышали на концерте, и есть хвалёный Steinway?..

Другие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *