Чумная палата

Инфекционные больницы — самые забытые больницы. Хуже, пожалуй, только хосписы. Почему-то считается, что в инфекционках содержатся самые низшие человеческие создания, больные самыми гадкими болезнями. Хотя, по большому счёту, попасть в инфекционку легко.

Пару лет безуспешного лечения моего животика, педиатр принял решение направить меня на лечение от неведомой болезни в инфекционную больницу. Мне было всё равно, хотя я и понимал, что это будет непростым испытанием.

Инфекционная больница отличалась особым режимом. Здесь были просторные палаты с большим окном в коридор, предбанник и отдельный на палату санузел. Выходить в коридор было запрещено, из развлечений — грязное окно с видом на заросшие окрестности больницы. Хоть и наступила весна, но сугробы плотно подпирали окно первого этажа.

Меня поселили в пустую палату. Пару раз за день я пытался выйти в коридор и с кем-нибудь зазнакомиться, но меня ловили и отправляли обратно в палату. День я просидел в тишине большой палаты. Два раза меня кормили какой-то безвкусной кашей и мочевидным чаем — больше никаких событий. Ночь прошла тревожно всё из-за той же тишины.

Утром у меня появился сосед. Парня привезли из деревни с похожим диагнозом. Стало немного веселей — у парня при себе были карты и тетрадь с ручкой. Так мы и коротали время — в дурочка поиграем, в сто одно, на бумаге в футбол, морской бой и крестики-нолики. В целом, было терпимо.

Ещё через пару дней появился третий сосед — мужик из деревни с целым пакетом сканвордов. Также вместе со сканвордами появились деревенские байки. Стало ну очень хорошо и душевно. Не заставил себя ждать и четвёртый сосед.

Парень недавно вернулся из Чечни и ему было чем поделиться. Рассказывал, как копали окопы лёжа, как бегали за водкой и в общем и целом описывал ситуацию на Кавказе. Через пару дней друзья привезли ему телевизор, который всё никак не хотел показывать что-нибудь стоящее. Всей палатой настраивали антенну под нужным углом, чтобы хотя бы новости увидеть.

Пятый и последний сосед тоже не заставил себя ждать. Им оказался дедок без желудка. Он с нами не разговаривал, а тихо лежал на кровати и моргал. Нам он не мешал, да и мы ему тоже, видимо. Я так даже с ним и словом не перебросился ни разу.

В один прекрасный день мужику из деревни привезли НЕЧТО. Это НЕЧТО пахло дымом и будоражило ум. Две недели на безвкусной каше и чае — это очень жестоко. В пакете, пахнущем дымом, оказался отрезок копчённого окорока. Да ещё и конина! Сразу же был придуман план операции по добыче хлеба — через окно в тапках и майках бежали парень из деревни и солдатик, меня ставили на шухер, а обладатель мясного богатства пока нарезал добычу.

За поеданием копчёностей нас спалили на следующий день. Чтобы потушить скандал, пришлось расстаться с остатками мяса. Медсестра нас не выдала, но животики заболели у всех, кроме деда. Он и мясо-то не ел, да и болеть у него нечему, в принципе.

Несмотря на месяц заточения, время пролетело незаметно. Этих людей из палаты я больше никогда не видел, да и животик не вылечили в итоге, но зато можно рассказывать про ужасы инфекционной больницы..

Другие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *