Ароматная история

От меня пахло говном и приключениями. Сначала, конечно, пахло приключениями, но и запах говнеца уже витал в воздухе, хотя до физического воздействия было ещё далеко. Если коротко, то мне понадобилось очень срочно съездить в соседний регион, чтобы поковыряться в чужом дерьме и найти нужное. Шансы были очень призрачны, да и нужно было это сделать очень срочно.

Всё дело в знаках. Нехорошие признаки витали в воздухе уже месяца полтора. А случившееся — такой большой и громадный знак небес с очень плохим концом. Однако, решился я обратить этот знак себе в плюс, чтобы сохранить найденное. Короче, было нужно опровергнуть все предпосылки и поставить всё в исходное. А теперь конкретно.

Ехать предстояло далеко. Мне была нужна заправка в б-гом забытом посёлке, но до поездки нужно было позвонить и удивить аборигенов. Я и позвонил. Аборигены очень сильно удивились, но подтвердили мои догадки и даже дали предварительное разрешение на обследование всех говнистых мест, если меня это успокоит. И вот я решился.

Самый быстрый путь — на автомобиле. На чужом автомобиле. Известный сервис помог найти человека, которому также очень срочно потребовалось отправиться в ту стороны. Договорились мы быстро и также быстро я прибыл к месту отправления. Моим водителем по непростой ситуации оказался парень Иван двадцати с небольшим лет. Также компанию нам составил такой же случайный попутчик Александр.

Бурят Александр выглядел паршиво. Это и подтвердила его история об алкогольном вояже. Он сразу же попросил остановиться у магазина с целью поправить здоровье. Там мы и выезжали из города — Иван, я и Александр с полным пакетом пивасика. Кстати говоря, мы не совсем выезжали. Мы вылетали. Иван оказался парнем отчаянным и с полным отсутствием чувства самосохранения.

Иван в ходе нашего путешествия рассказал, что автомобили — это его большая любовь. Конкретно этот автомобиль он взял в аренду, было в нём 3,5 литра в начале жизни, а теперь никто не знает, как это автомобиль «раскачался». По заверениям Ивана, автомобиль этот не быстрый, однако говорил он это на скорости в 200 по серпантину. У нас не было ни единого шанса доехать до места, но мы пытались.

На зеркале болталась уркаганская звезда на чётках, что как бы намекало. Сам Иван был прилизанный и на закадычного урку не походил. Да, в наколках, но с кельтскими узорами, он постоянно поправлял причёску и очень ловко уворачивался от фур. И про судьбу говорил, что его она бережёт и всё такое прочее. А я думал о том, что Иван — человек крайне везучий, ему в пору покупать лотерейный билет. Долго это везение не продлится, но хоть умрёт быстро, это да.

Александр назвался адвокатом. И строителем. И «решалой». С виду он был очень важный и явно пиздел. Чем больше пил — тем больше рассказывал разные удивительные истории. И про «два ствола» у него дома, и про то, как его хотели «закрыть», но он отбрехался. И про много что ещё. Такой занятный персонаж, я его про себя назвал «пиздун-конкретный».

Музыкальное сопровождение было простым и неказистым. Какой-то репчик из новенького. Смысл всех треков сводился к тому, что «сук ебать, на БМВ Х7 ездить, мне всё похуй, гора бабок». Я уж было начинал проникаться идеями, но каждый раз перекусывал очередной лом своей задницей, когда мы обгоняли стаю фур в слепом повороте без шансов на спасение. Иван же непрерывно пялился в телефон, который был у него между ног, иногда писал смс и ставил музыку погромче каждый раз, когда возникала пауза в историях Александра. А Александр болтался на заднем сидении и разливал пиво во все стороны. Он в один из опасных моментов захотел пристегнуться, но ремней не оказалось.

Нужное расстояние мы преодолели раза в три быстрее, чем мы это делаем обычно. И это при том, что наша весёлая компания останавливалась покушать, а также искала пути объезда перекрытой дороги. Но я добрался живым, а Иван и Александр поехали дальше испытывать судьбу.

На нужной АЗС все ахуели от предложение. Оно было просто и неказистое — покопаться в общественных мусорных говнах. Отказать в такой просьбе мне просто не смогли. Заправщицы бросили заправлять машины, кассиры перестали отпускать топливо и даже охранник покинул свой пост.

— Ну, копай! — сказали они хором в ожидании шоу. Такого с ними ещё явно не было.

Знаете, через некоторое время я полностью погрузился в процесс. Раскапывать говна, в прямом и переносном смысле, оказалось занятием творческим. Я искал улики, строил маршруты в голове, занимался исследованиями поведения и даже немного углубился в психоанализ. А тем временем сотрудники АЗС делали ставки, чем закончится моё погружение. Женщины были настроены скептично, а вот охранник хоть и молчал, но в его глазах плескалась надежда. Неисправимый романтик этот охранник, бывают такие. Наверное, его молитвами, но я задачу выполнил.

Охранник хлопнул в ладоши, и у женщин появился румянец на щеках — растаяли стервы.

-С вас шоколадка! — в порыве восторга сказала одна из неверующих. Хороший бизнес, за шоколадку поковыряться во всяком дерьме.

Шоколадку я дамам, конечно, купил. Ещё купил сигареты и бутылку воды. И тут встал вопрос, как добраться домой.

-А обратно как? — спросил я шоколадную вымогательницу.

-Тебе в ту сторону, — показала она пальцем в сторону, откуда мы прилетели. — Поймай попутку.

Однако, желание ездить в автомобиле у меня резко пропало. Не думаю, что нашелся бы кто-то похуже Ивана, но рисковать я не хотел.

-А вокзал есть?

-О, да! У нас новый вокзал. Иди туда километр, там увидишь, — показала мне рукой вымогательница. И я пошел.

По логике вещей я должен был выйти к железнодорожным путям и идти куда-нибудь. Рано или поздно должен был показаться вокзал. Меня смущало то, что я должен был идти через частный сектор. Он таит в себе самые разнообразные опасности. Кстати, они не заставили себя ждать. Сзади я услышал топот и немного ахуел от перспектив. На меня бежали штук семь козочек. И это ыбли не «сучки» из музыкальной коллекции Ивана, а вполне себе реальные козы. Во главе была Мама Коза, с самыми большими рогами и явно не добрыми намерениями. Я бы тоже не обрадовался, если бы рядом ходил незнакомец, от которого пахло помойкой и приключениями. И я перешел на бег трусцой, рассчитывая на то, что молодые козочки не мастера спринта.

Так я и добежал до первого барбоса. Он был за забором и на цепи. Правда снизу у забора отсутствовали добрые полметра штакетника, а длина цепи у собаки позволяла ей сбегать на другую сторону деревенской улицы, обгладать незнакомца и вернуться назад. Судя по звукам, именно это собака и намеревалась сделать. Размахивая рюкзаком и громко матерясь, я дотянул до окончания собачей цепи и припустил дальше. А к козам тем временем присоединится ещё один преследователь — это был таксоподобный пёс. Он бежал молча, но недобры намерения были на лицо.

Такой весёлой компанией мы и добежали до железной дороги. Неожиданно мои преследователи остановились и лишь молча, но также агрессивно, провожали меня дальше. Ага, поездов боятся, значит самое время идти по шпалам. Я и пошел.

Постоянно оглядываясь, чтобы не получить в спину несколько тысяч тонн металла, я дошел до вокзала. Шоколадная вымогательница не обманула — здание было шикарным. Когда к власти снова придут Красные, то здесь будет администрация. Все рядом стоящие дома просто блекли в роскоши РЖД. Уже на улице здание было увешано тремя табло со скромным расписанием, да и внутри здание не обмануло.

Только на первом этаже я насчитал четыре табло разных форматов. Причём, рядом с каждым табло была красная кнопка, как на ядерном чемоданчике — для слабых зрением, чтобы послушать расписание. Неудобные, но новые металлические кресла на половину региона и большой телеящик на стене. За такой ящик даже глава поселковой администрации продал бы душу. Я так и представил, как по воскресеньям перед этим огромным экраном собираются поселковые жители и им включают кино. Но разглядывать дворец РЖД мне было некогда, я хотел побыстрее вернуться домой.

В окне кассы меня встретила хорошенькая девушка. Сначала она улыбнулась, увидев меня, а потом принюхалась и как-то поникла.

-Вам куда?

-Туда…

-Когда?

-На ближайшее время.

-Купэ, плацкарт?

-Плацкарт.

-Бельё?

-Нет.

-Страховку?

-Нет.

-Девять сотен рублей.

-Окай.

-Вагон без биотуалета и кондиционера, — резюмировала девушка из кассы и мысленно пожалела моих попутчиков.

Впереди было три часа ожидания и пять часов в пути. Местные достопримечательности мне рассматривать больше не хотелось, за пределами вокзала меня могли поджидать молодые козочки и их бос-барбос. На центральной улице, которая шла к вокзалу, я также мог отхватить пиздюлей от местных бомжей, решивших, что я хочу отжать у них участок, а на вокзале я мог отхватить от полицейских. Короче, убиться на серпантине рядом с Иваном и пьяным Александром было не очень-то плохой идеей. Я пошел на улицу думать, как мне прожить ещё несколько часов в этом негостеприимном месте и гадать, пустят ли меня в вагон.

На выходе меня встретил доблестный наряд полиции. Я смотрел на них. Они на меня. Этот батл продолжался пару секунд, но длился по ощущениям вечность. В конце концов они посмотрели на меня, на здание и я всё понял. Им очень не хотелось вести в Новый Храм РЖД сие воняющее животное. Да и я был бы не рад перспективе объясняться. На том и разошлись. Отлично, на территории вокзала я останусь жив и это уже обнадеживало.

За три следующих часа я успел скурить половину пачки сигарет, решить пару рабочих вопросов на практически разряженном телефоне и посмотреть сериал на Большом Экране. Местные заходили в здание Вокзала, принюхивались, но не проронили ни слова. Вот, что значит воспитание, пусть и сельское. Я даже не уверен, есть ли у них тут бомжи, может для них это было дико, но, повторюсь, никто меня не упрекнул и даже не отвесил пиздюлей.

В вагон я садился уже в сумерках. На посадку было всего две минуты, поэтому проводница особо не принюхивалась — это и сыграло мне на руку. Я согнал со своего места какого-то студента и плюхнулся на продавленную ещё в прошлом тысячелетии сидушку из шкуры молодого дермантина. Так и тронулись.

Бабка, что ехала через проход, от запаха упала в обморок и богатырски захрапела. Студент смотрел на меня очень подозрительно и принюхивался. И только мужик с верхней полки сел рядом, разложил хлебушек, колбаску и кофий. Видимо, он был привычен.

Постепенно у меня села вся аппаратура, закончился пар в электронной сигарете и я начал смиряться. С запахом, ситуацией и короткими остановками, на которых даже покурить толком не получалось. У проводницы наконец-то отложило в носовых пазухах и она обходила меня через соседнее купе. За окном сверкала молния и плескалась водица. Было очень неудобно во всех смыслах, но я держался.

А на вокзале по прибытию я как нельзя лучше вписался в местных. Это там, далеко в провинции всё прилично, а здесь было царство тьмы, запахов и старых беляшей. От меня шугались даже привокзальные таксисты. Но я сохранил ещё остатки питания на телефоне для экстренного звонка и уже через пять минут катился до дома в новеньком Киа Рио. Таксист, принюхавшись, рассказал мне историю, как приличная с виду девушка облевала ему всю торпедо. Так и доехали.

Уже засыпая, я думал про секс. Про жизненный секс, если что. Впрочем, отходя ко сну, от меня сексом не пахло, как и приключениями..

Другие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *